FRPG по мотивам книг
Роулинг «Гарри Поттер».
Рейтинг игры: NC-17.
Место действия: Россия.
Время действия:
сентябрь 2023 года.






СЮЖЕТПРАВИЛАУСТАВ
О КАФЕДРАХО ШКОЛЕ
НУЖНЫЕАКЦИЯ
ПЕРСОНАЖИВНЕШНОСТИ






Вверх страницы

Вниз страницы

Колдовстворец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колдовстворец » Общий архив » Анна Ланковская


Анна Ланковская

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Анна Матвеевна Ланковская
http://s4.uploads.ru/ygQft.png

Milena Litvinovskaya (Милена Литвиновская)
http://s5.uploads.ru/o1mBj.png

❖ ПРОЗВИЩА
Нельзя сказать, чтобы у девушки были какие-то особенные предпочтения, однако ей было немного непривычно слышать свое имя. Нет, она, конечно, отзывается на Аню, на Анечку, Аннушку и весь остальной мрак,  но предпочитает просто/настоящее/мамино солнышко.
❖ ВОЗРАСТ/ДАТА РОЖДЕНИЯ
6 января 2008.
❖ ЧИСТОТА КРОВИ
Маглорожденная.
❖ СТАТУС
Студентка Колдовстворца, 7 курс, кафедра боевой магии.

❖ ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Лежебокер.
❖ ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА
Акация, 25,4 см, волос единорога.
❖ ПИТОМЦЫ
Не прижились.
❖ ПРОЧЕЕ
У Ани есть волшебное йо-йо, которое при броске выпускает снежинки, исчезающие при соприкосновении с какой-либо поверхностью.

❖ ОСОБЫЕ ТАЛАНТЫ И НАВЫКИ
Аня не слишком талантлива, но достаточно, чтобы смущать малышей своими навыками имитирования звуков живой и неживой (камни - коронный номер) природы. Девочка обучена нотной грамоте, так что может сыграть Собачий Вальс на фортепиано, да подыгрывать акордами Кино на гитаре.
Нельзя даже подумать, что Аня умеет готовить. Если бы у её поварских способностей был график зависимости от времени, то способность начальная - нулик, а способность в момент времени - минус бесконечность.
При должной оплате может смотреть мультфильмы за детьми.

http://s5.uploads.ru/o1mBj.png
ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА
Биография:
Аня родилась у мамы пятнадцать лет назад. Отца девочка не видела, но какое-то время воспитывалась отчимом, пока он с Аниной мамой не уехал в крупный город из их деревни. Мама Ани, Светлана Валерьевна, оставила шестилетнюю дочку у своих родителей. Бабушка и дедушка - хорошие ребята. У них огород, дед чинит еще машины, а бабушка - соцработник. Саму Аню они не шибко заставляли работать с помидорами и сочувствующими, но Бабушка никогда не разрешала приводить друзей (ничего не менялось) и наводить беспорядок (АоаАОаоОАОо).
Когда впервые обнаружились ее магические способности, Аня никому об этом не сказала. Она еще чаще уходила в лес, который распластался на краю деревни. Там она зачастую тщетно пыталась творить магию снова, пока не встретила в еловой роще однажды единственного в ближайшей местности колдуна. Точнее, он как-то разузнал, что она волшебница, и сам предложил ей помочь. Ну, он закричал на нее “Так ничего не выйдет!”, схватил за руку и странно потряс ладонь. Аня знала этого дедулю: он жил в одном из восьми многоквартирных домов в деревне, на самой окраине, между новым детским садом и старым домом престарелых. Квартира у него была полупустая: две комнаты, в обеих по столу и стулу, в одной кровать, в другой - диван; книг немного на полу и еще полный шкаф с ними же. На кухне холодильник, раковина и тумба, плиты, что странно не было.
Нельзя сказать, что Аня очень преуспела в магии: она просто надолго уходила в лес, повторяла движения фокусников из телевизора, говорила «Абакадабра!» часто, но всего пару раз она обломала ветки на соснах, но никаких там внезапно появившихся оленей или горшочков с золотом. Дед-колдун тоже иногда приходил к ней, но он сам был магозоолог, поэтому рассказывал ей немного про магический мир и много про всяких там единорогов и кентавров. Аня его слушала поменьше, чем вполуха, поэтому старичок, наверное, реже приходил, зимой вообще исчез, а весной он захворал сильно и не появлялся на улицах деревни. Девочка, от тоски, начала больше времени уделять магловским предметам, даже читать книжки стала. Тяжелая же жизнь у ребенка была.
Вообще, со всей этой магией, Аня очень отдалилась от своего класса: она плохо помнила детей по именам, ни с кем не ходила домой, не каталась на велосипедах. Бабушка говорила, что она обязательно найдет себе друга здесь, ведь по-другому же не бывает. Дедушка говорил подать ключ и съездить к маме на Новый Год. Но на Новый Год поехать не получилось, потому что мама работала, а отчим лежал в больнице с воспалением легких. Так что они вместе распили бутылочку газировки – любимой Аниной едко-оранжевой – и съели торт, легли в девять вечера, даже не слушали президента. Утром две тысячи шестнадцатого Аня нашла сумку-кошку, которая выглядела так, будто какую-то кошку действительно убили, оторвали голову маленькой лошади, все это сшили и внутрь положили шоколадку. Сумку девочка отдала, когда в школе ежегодно собирали вещи для детских домов, но зато шоколадку заточила быстренько, хотя и вежливо предложила Бабушке и Дедушке.
Вторая половина первого класса тянулась медленно, как уже хорошо пережеванная жвачка. Учительница же обратила внимания, что девочка умело не общается с детьми, на уроках отвечает реже редьки (Редьки Незаговоренные не говорят), поэтому вызвала Бабушку, а Бабушка сказала, что все будет хорошо. Ну, черт его знает, как оно будет, но пока Бабушка ничего не сделала с той проблемой, так что, возможно, время не пришло. Зато учительницу все это продолжало не устраивать, Аню стало не устраивать, что ее теперь спрашивают чаще, чем в полгода, так что Валентина Сергеевна заставила ее ходить на «факультатив» после уроков.
Валентина, как она просила себя звать, была молодой учительницей, маленькой женщиной, мягкой, полной и доброй, много смеялась и шутила, знала всех детей еще до того, как они вообще все встретились. У нее были длинные светло-русые волосы, курносый нос, серые водянистые глаза, круглое лицо. Аня ни разу не видела, чтобы Валентина делала макияж (мама один раз пришла на родительское собрание и объявила это Бабушке, а мать, как известно, не соврет), так что девочку веселило как учительница двигала своими серо-коричневыми бровями. Она даже сказала об этом Валентине Сергеевне, и она тоже посмеялась, хотя немного нервно. Аня больше никогда ей ничего не говорила по поводу того, как учительница выглядела, потому что испугалась, что та не захочет с ней заниматься.
Сначала девочке не нравилось ходить на все эти занятия, хотя ей Валентина рассказывала то же, что и на уроке, и Аннушка (так ее звала учительница) не знала, как женщина прознала, что она ничего не слушает на уроках. Так что теперь Ане пришлось по-честному выписывать все закорючки в прописях и складывать двойки с тройками, Валентина, тоже по-честному, перестала спрашивать ее сильно на уроках, но все-таки следила за Аней на физкультуре, чтобы девочка играла с остальными детьми, а не сидела на пеньке после разминки. Можно было сказать, что Валентина Сергеевна стала Аниной единственной подругой.
В середине апреля Аня решила, что Валентина достаточно надежна, и ей можно все рассказать, так что второго мая она в последний раз прорепетировала свою Исповедь и решительно велела себе все рассказать учительнице. Девочка ужасно хотела, чтобы уроки уже закончились, потому что с каждой минутой ей все страшнее становилось. Наконец двенадцать часов затрещали тухлым звонком и детишки выбежали из класса, а Аня осталась с Валентиной Сергеевной. Точнее, Валентина Сергеевна вышла из кабинета и велела всем выйти, потому что она уходит поговорить с какой-то родительницей, так что маленькая волшебница тоже оказалась вне кабинета. Она положила рюкзак на подоконник и просто стала очень сосредоточенно смотреть на дверь, ни в чем не виноватую. Девочка не надеялась, что у нее получится сотворить хоть искру, но очень надеялась, так что стояла и «обгладывала» взглядом несчатную затычку проема, но тут треснула в воздухе короткая вспышка, ударившая в дверь. Она вспыхнула незаметно и слишком быстро. Аня от испуга не успела закричать, вообще что-либо сделать. Она не умела тушить пожары магией, так что, не обращая внимания на не самый лучший запах, схватила ведро уборщицы с грязной тряпкой и окатила ей воспламенившуюся дверь. Тут послышался стук каблуков Валентины Сергеевны, так что Аня схватила рюкзак и взмыла по ближайшей лестнице в женский туалет. Там она на коленке старательно, но все-таки кривыми буквами, написала записку Валентине. Девочка соврала, что не дождалась Валентины Сергеевны, чтобы предупредить, что ей сегодня к врачу сходить надо. Она на цыпочках спустилась на первый этаж, огляделась, не увидев Валентины, но услышав ее голос из медпункта, который был по коридору дальше. Аня тихонько бросила записку на подоконник, ближний к двери и все также тихонько проскользнула мимо медпункта и кабинета директора, к выходу.
Конечно, она сходила тогда к старику-зоологу, но тот лишь сказал, что все скоро будет. Так что напуганная Аня спрятала свои способности еще поглубже, стараясь не вспоминать, что она могла бы глазами яичницу жарить. К Валентине Сергеевне она ходила и весь второй класс, хотя летом после первого она старалась с ней не видеться, убегая в лес, к своему любимому месту. Аня не совсем знала почему, но ей нравилось смотреть на уезжающие поезда и считать вагоны, а потом сбегать вниз по большому углублению ссохшегося больше сорока лет назад озера. Внизу она расстилала покрывала и мечтала, чтобы можно было жить с Валентиной, как если бы она была ее, хм, мама? Сестра? Она не могла сказать, кем ей больше виделась учительница, но ей бы хотелось, чтобы они вместе, допустим, завтракали, и обсуждали всех ее одноклассников, потому что Аня, наконец, с ними всеми познакомилась и нашла невероятно забавными.
В третий класс Аня уже не пошла, потому что сбылось обещание магозоолога – она дождалась того, что не знала, что надо жать. К ним  в дом пришли на закате, августовским вечером, когда и Бабушка, и Дедушка были дома, даже мама приехала на выходные. Они вместе сидели под виноградом, расползшимся между металлическими столбиками. Пришла неизвестная женщина и рассказала, что Аня – волшебница, что ей нужно уехать куда-то далеко (для Ани вся Сибирь – это непонятно насколько далеко отсюда и холодно), чтобы она хорошо выучилась, чтобы была в безопасности. Мама долго ничего не понимала, говорила «давычтоменяразыгрываете» больше, чем она говорила с Аней.
Ане почти ничего не сказали, только, что она едет в специальную школу для необычных деток.  Девочка лишь попыталась сделать удивленное лицо, чтобы мама, или Бабушка, или Дедушка, не догадалась, что она все знает. Вещи она собирала недолго, друзей, с которыми прощаться, у нее не было, только Валентина Сергеевна. Ане вправду было грустно с ней прощаться, но она надеялась, что у нее выйдет видаться с женщиной на каникулах (уж на каникулы она надеялась). Так что девочка попросила пришедшую женщину-с-вестями как-нибудь создать копию Аниного старого йо-йо, потому что она хотела оставить его Валентине. Уж неизвестно как, но женщина попыхала вспышечками на игрушку, но скоро отдала ей уже две штучки: одна красная, другая розовая. Красную Аня отдала утром Валентине, попрощалась с ней, а вечером уже уехала в Колдовстворец.
Первый класс магической школы дался Ане, наверное, легче, чем магловской. Возможно, это из-за совершенно непривычных предметов, вроде Чар или Зельеваренья, которые были интересны своей необычностью. Еще было новое природоведенье, которое теперь называлось Травологией. Его Аня знала не так хорошо, как можно бы, потому что всегда путалась в длинных названиях и свойствах, и на экзаменах ей было туговато. На самом деле ей на всех экзаменах было сложно, она часто забывала и путала, но первые несколько лет усердно старалась все-таки помнить процентов восемьдесят.
Четвертый и пятый курс Аня училась где-то между средне и средне: едва сдавала некоторые экзамены, иногда плакала в душе, потому что ничего не получалось, но утром была как тухлый огурец. Успехов блистающих не проявляла, только что какие-то  уроки (первые и последние) прогуливала частенько, окраинные дисциплины знавала хуже. С детьми на своем курсе она тоже общалась мало, но зато помнила каждого по имени. С метлой обращалась как с матерью – любила на расстоянии, с палочкой, как с бабушкой, часто, но аккуратнее некуда.
После пятого курса, когда стоял вопрос выбора кафедры, Аня сильно растерялась, потому что до этого был фиксированный список предметов, по которым она могла не преуспеть. Выбирать то, что ты знаешь очень плохо – совершенно не правильная тактика, решила тогда Аня. Но она ничего не знала хорошо, даже не знала, чем бы хотела заниматься после окончания школы. Она написала маме, чтобы попросить ее совета, но та особенно полезной не оказалось, сказав выбирать «к чему сердце лежит». Бабушка велела выбирать что-то безопасное, Дедушка сказал: «Что-то практичное». Девушка неслабо разозлилась на них тогда, хотя понимала, что особенной вины родни в ее неопределенности нет, ведь они даже понятия не имели, что конкретно она изучает, но все-таки решила пойти наперекор если не всем, то хоть одному. Пришлось только засесть за уроки: по итогам года она справилась достаточно хорошо с частью экзаменов.
Вообще она заметила, что когда занимаешься (стабильно), то становится интереснее, однако, Аня не думала, что сумеет увлечься чем-то конкретным. Она надеялась выбрать кафедру по экзаменам, которые просто подойдут. Но почти в конце года, мышка нашептала ей про патронуса. Она, конечно, учась в школе колдовства, не могла не слышать, но из-за своего низкого градуса энтузиазма на уроках защиты от темных искусств, девушка не была уверена, проходили они, или такого никогда не случалось. Так что она крепко окунулась во все, во что только можно было, но получалось у нее только мутное облако, что невероятно задевало самолюбие. Так что она избрала хитрый путь изучения заклинания, который не должен был показать, что она не умеет, но если и выяснится, то этот путь ей подкинет ответы, - выбрать кафедру боевой магии, надеясь, что экзамен не подведет.   
Влюбленностью Аня тоже не грешна, но она в этом себя не винит – это все окружение виновато. Вот было бы оно Брэдом Питтом (она правда не помнила, что там у Брэда с Анджелиной, но интернет далеко, не проверить, так что подставьте Лео ди Каприо при нужде) или кем-то вроде Клаудии Шиффер (если б можно, то она бы Клаудию взяла в жены только из-за ее крышной фамилии, всем бы тогда говорила, что ее жена крышует), то, возможно,  Аня и повздыхала, но пока что она только набила руку на ничего не деланье.   

Характер:
Замкнутая, достаточно тихая девочка. Нельзя сказать, что она уравновешенная и спокойная, потому что такие люди обычно не колотят стены кулаками и не рвут тетради, в душах не плачут и матом плюшевые игрушки не кроют. Но не скажешь, что Аня шибко взрывная – на людях она даже говорит редко.
По натуре, скорее, птенец-всегда-сонный, чем сова или жаворонок. Обладает чувством юмора чуть более чем очень специфическим, говорит иногда «гэ»кая, иногда, если волнуется обычно, начинает немного заикаться, но это почти не заметно.
Читает и образовывается мало и  редко, но если берется за традиции индейцев чероки, то даже связывается с духами предков, одевшись в национальный костюм.
Очень не решительная: даже когда ей надо было выбрать кафедру, она просто написала на одинаковых листках названия, кинула их в шляпу и вытянула.
У нее есть странная привычка, требующая симметрии во всем: если чешется правая пятка, то надо после почесать и левую, если ударилась правым локтем – левый не должен отставать. Ленивая перфекционистка: кровать заправлена – в комнате бардак, пришла вовремя – не сделала домашнего, поправила криво висящую рамку – раскидала шмотки по всему пространству.
Бисексуальная (нцу-17 можно же эксплуатировать по полной?).     
http://s5.uploads.ru/o1mBj.png
❖ СВЯЗЬ С ВАМИ
https://vk.com/annavishnya02
❖ ПРОБНЫЙ ПОСТ

Свернутый текст

Яна была ведущей специалисткой всего центра. Свою работу она любила, даже гордилась ею. Но все же спасибо ее работе за неприятности.
Когда вы путешествуете между мирами, вы не можете предугадать со стопроцентной точностью, что будет в том мире, в который случайно или намеренно попали. Даже если вы такой же высококвалифицированный специалист, навроде Яночки. Вы можете вести учет всех временных отношений, но обязательно однажды ошибетесь и попадете не в счастливое царствование Арагорна, а в спальню Саурона, когда Арагорн еще не Вигго и даже не планировался.
Яниным заданием была доставка гуманитарной помощи в “мир паровозов”, как она его ласково звала. Там пару десятков лет назад произошла гражданская война. Мир, разросшийся внутри Марианской впадины, опустел в четырежды, местные колдуны покинули мир, переселившись на Землю. Многие из них даже не помогают гуманитарникам (так Яна тоже ласково звала себя и коллег).
Порталом в этот мир был трамвай, ожидаемо желто-красный, но с неожиданно чистыми стеклами. Сиденья там всегда пусты, водителя и с роду не было. Казалось, что они ехали долго, но со временем привыкаешь, что на Земле проходит лишь пара часов, пока ты туда-там-обратно. В этот раз Яне в пару дали новичка, совсем лопуха, так что она рассказывала ему, что это такое внутренний мир, да почему они по земному времени не отработали и половины рабочего дня, а по миру паровозов они и поспать успели:
- Теперь понимаешь-то? - мальчонка покачал головой, на что Яна повторила его жест, только максимально раздраженно, - Что сложного-то, а? Есть наша Земля, шарик, понял? На ней есть магия. Эта магия непредсказуема и делает, что вздумается. Она сделала внутри папки “Земля” папку “Марианский желоб”, а туда забросила два файла: один называется МНОГОВОДЫ.zml, а второй делюксэдишнбезводыслюдьми.mirparal. Сечешь? Кивай, морковный, а то я буду алгеброй шестого класса объяснять. Если запустить файл делюксэдишнбезводыслюдьми.mirparal в одиночку, то он не заработает, потому что это модификация к игре. Поэтому мы сначала запускаем МНОГОВОДЫ, а потом устанавливаем делюкс… . Это модификация, она магией добавляет на место Марианской впадины новый мир, в котором живут люди, маги, как мы. Они про нас знают, а мы про них. Но мы не влияем на них, хоть они и пришли отсюда, - Яна строго глянула на парня.
Она сама очень часто не хотела следовать правилам, потому что война – это отвратительно, но ничего не поделаешь, если она случилась. Если ее – такую огромную – убрать из истории мира, то есть шанс, что мы все умрем. На самом деле, есть целое НИИ при Министерстве Магии, и в университете Яна этому училась, но все-таки считать вероятности изменений – слишком сложно.
Трамвай прибыл по расписанию – 10.30. Яна зашла внутрь и села в самый конец, как всегда разглядывая свой кабинет из-за стекла общественного транспорта. Самым замечательным были ее фигурки из Звездного Пути, потому что искажающий реальность портал иногда, по ошибке, начинал двигать пальцы Спока.
Транспорт неспешно отъехал от «станции». Кабинет отдалился, как будто на видеокамеру нацепили «рыбий глаз». Скоро они совсем выехали из стены, появились поля, еще Земли, кажется, затем и привычные джунгли «паровозного мира». Они Яне нравились тем, что никогда не менялись: все такие же густые, полные невероятных растений, сочно-зеленые, как будто не прошла война и не умерли люди. Это немного успокаивало Яну, которая каждый раз плакала, если попадала в неправильное время, сгорая от желания изменить что угодно, лишь бы предотвратить ужасы.
Но сейчас все было спокойно: не слышно было ни взрывов, ни криков, так что она решила, что время правильное. Надо только быстро оставить сумки, сесть в трамвай и ждать, пока отъедет. Сумки Яна складывать не любила, потому что ей никогда не хотелось знать, сколько удалось собрать. Она знала, что люди редко делятся своими кровными копейками, поэтому она иногда кричала на полупустую спортивную сумку с рынка, хотя вины ее не было. Сегодня она отдала даже все собранное своему молоденькому напарнику, гадавшему сейчас кроссворд (в межвременных путешествиях запрещены синтетические материалы), чтобы даже не ощущать легкого веса. То есть да, оно конечно расширено пятым измерением, никто ничего чувствовать не должен, но Яна отчего-то чувствовала.
Лес переменился, потемнел – они приближаются. Яна внимательно смотрела в окна, которые почему-то показывали темные пейзажи, хотя должен быть полдень. Девушка включила фонарик и приставила к стеклу, рассматривая отметки на деревьях. Она их никогда не пропускала, потому что помнила каждое растение, имена дала большей половине. Пока что она разглядела только старых Элвиса и Чака, крепкого Луи, как всегда громадного Дусю (Амадея).
- Куда делись Джим и Джон? Они должны были быть между Чаком и Элвисом, я сама их метила, - парнишка оживился, хотя и не понял о чем Яна говорит, - Я про деревья, мы их метим, чтобы ориентироваться по времени. Я им имена даю. Странно, что Мертвый Пол уже здесь, но живого не видно. Мы его высадили специально… - лицо у Яны было скорушенное.
Она совсем растерялась, металась, не понимая, куда делись деревья. Их могли вырубить, но и пней не видно на их месте, а выкорчевывать местные ленятся. Где-то внизу, в животе, сгустилась тошнота. Трамвай продолжал ехать, почему-то не остановившись на привычном месте. Это означало, что он не может там встать, потому что его программа не нашла «пристани», неизменного момента времени.
- Черт! -  взвизгнула Яна, - Мы пропустили меняющийся момент! Мы с тобою, яблочный, попали в самую войну, - девушка бессильно села на кожаное сиденье, пнув сумку.
Вдали послышался взрыв. Парень вздрогнул, по-прежнему не понимая, почему ни не оставляют сумку, что вообще пошло не так. Яна же ладонями закрыла лицо и затряслась, плача. Она никогда не могла сказать себе не плакать, хотя попадала в «плохие события» только четыре раза. Трамвай остановился, подлый. Яна едва сдержалась выбежать, пуская заклинания направо и налево. Но она лишь дрожащими руками сломала очередную ворованную (для безопасности свою, родную, она не брала в путешествия) палочку, велела мальчишке повторить.
За окном опять взорвалось, послышались крики. Яна отвернулась от окна, села на пол, курткой закрыла голову. Когда немного стихло, она подняла глаза, замечая, что они едут обратно. Девушка, шатаясь, встала поднимая обломки волшебного дерева. Только она приоткрыла окошко, чтобы выбросить старую палочку, как прыгнуло на нее что-то темное. Чужие пальцы зацепились за край, за окном появилось изуродованное лицо. Шокированная Яна не знала, что делать. Наконец, ее напарник оказался полезным и треснул пальцы сумкой. «Тяжелая что ли?» - пронеслось в голове. Человек отлетел.
Трамвай разгонялся, а Яна скатывалась с сиденья, пытаясь прийти в себя. В прошлый раз она попала в лагерь условно злодеев, было просто распрощаться с ними, в позапрошлый просто в голод, так что могла раздать еду, два других раза просто попадала во времена сбора армий. Она не знала, почему нельзя было просто спасти тех людей, поэтому просто сидела и ломала так и не выброшенную палочку на мелкие кусочки.
- Передай им, что я увольняюсь, - наконец сказала Яна, открывая сумку и шагая в бездну расширенного измерения. 

Отредактировано Анна Ланковская (2016-10-05 23:33:22)

0

2

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КОЛДОВСТВОРЕЦ!
Не забудьте занять свою внешность и отметиться в списках; в этом разделе можно сразу создать свою личную тему; после этого заполните личное звание. Одним или двумя следующими сообщениями займите себе место для отношений и хронологии. Желаем приятно провести время!

0


Вы здесь » Колдовстворец » Общий архив » Анна Ланковская


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC